Preselection

In an interview with RT, the chief producer of music and entertainment programs on Channel One and the head of the Russian delegation at the Eurovision Song Contest Yuri Aksyuta spoke about his work with the competition and the choice of the Russian representatives for it. "I first encountered Eurovision 17 years ago, when I worked as a producer on the Europa Plus radio station and Konstantin Ernst invited me to Channel One as a commentator on the show, which took place in my native Tallinn. Already then people were saying that this contest was politicized, that it's time was gone. And nothing has changed since then. There are incredible ratings in all countries. No matter how British people scold it, no matter what sloppy artists they send there, the contest is still going strong in the UK, and all this is fun. With the comments of their host. And the same thing happens in all countries. The number of countries that participate in the Eurovision Song Contest has not decreased over the years because of creativity. It decreases only if the countries can't find a financial opportunity to participate. It's an expensive pleasure. In addition to the fees that you pay to participate in the contest, you still need to bring a team there, to live there for two weeks. There are simply small countries and small television companies that cannot stand this financial burden. For this reason only. We will not talk about Ukraine and about what happened several years ago. Therefore, the competition continues to be very interesting for the whole of Europe. Plus Australia. Plus, America, where they watch it, but not participate, because after all, it is a different continent - an exception was made for Australia.

As for musicality. This contest has never been vocal one. Do not forget that, it seems, on the one hand, a competition of artists, and on the other - it has always been called a Song contest. Eurovision is a song contest. Therefore, the main character of this competition is the song. It is clear that a song cannot exist on its own, without an artist. And also, it cannot exist by itself (since this is a television show) without a stage number, that is, a wrapper, the design of this number. Taken together all this constitutes the Eurovision Song Contest. This is a unique television format that has been around for almost 60 years. I do not know any other such format.

Although the charter of Eurovision says that the preferable entry is a song peformed in the national language of the country that the artist represents. But in order to make it clear to everyone what the singer is sad about or what he is having fun with, the lyrics must be understood. Therefore, if we sing in Russian, we will sing only for those people who understand the Russian language, that is, for ourselves and for the countries of the former USSR. Therefore, we always do this (singing in English). We want to talk with the whole of Europe, with the whole world in this case. Since this contest is broadcast to the whole world.

There is no universal recipe for winning a contest. Everyone is trying to find it, this formula of happiness, the formula of success, but no one finds it. I know all the patterns. There is already an established phrase "Eurovision format". This is a certain musical form in which it is clear that this is a song for the Eurovision. In fact, all of this is nonsense, and the victory is mainly won by songs, which are usually called hits. Now it's quite difficult to create a hit, so there are not many. Music producers all over the world still understand the commercial value of the hit. Therefore, of course, they make it for widespread use, and not specifically for the contest. Because there are still some restrictions. For the contest - this means it is being created specially for the contest, this hit, this song should be highlighted at the contest. More precisely, this song, which should be a hit. Just there is a little of worthy and talented material, that's all. Little of talented music. I don't know for what reason. Apparently, due to the fact that this contest is very commercialized and people are somehow starting to prepare. You can write a song by order, but it’s difficult. Therefore, a song is written for the Eurovision participant. It is compiled, invented, and not born. This is probably the main issue.

Victory consists of a many nuances. And not always politics, as is commonly believed, becomes the fault of failures. For example, we took Polina Gagarina to Eurovision in the midst of sanctions, and she still was able to take a second place. And it was more correct for us to become just the second, because in case of victory an awkward situation would arise. We would have had to host the competition (we are sure that we would do everything at the highest level, as proved after the victory of Dima Bilan), but for political reasons some countries might not come to us. More precisely, they would have shoved everything onto politics, but would not have come because of their own economic problems. Polina, in my opinion, was the best in the competition. But, I'm sure she shouldn't try to storm this peak again, as Sergey Lazarev repeatedly did. Otherwise, a person may cause rejection."

The producer also denied the Eurovision should be labelled as a gay contest: "This is not so. The fan clubs of many artists are indeed members of the LGBT community. It is no secret that representatives of these clubs, are in the forefront of the stage with the flags of their countries. No one is against that. Of course, as long as there is no propaganda of homosexuality there."



Regarding Russia's participation in the Eurovision 2020, in EG interview Aksyuta noted: "I have a suggestion on this matter. And there is even an alternative option. So far it’s all in my head, but I think we'll start recording a song soon". At the same time, Yuri Aksyuta called as nonsense the rumors that Russia will be represented at the Eurovision Song Contest by Olga Buzova, who declared at her concert in Moscow that the next song in English she will sing at the Eurovision.

Latest news

Member of the expert council on the development of the information society and the media under the State Duma, blogger Vadim Manukyan spoke about the possible participation of the singer Alexander Panayotov in the Eurovision 2020. "According to my reliable source, Channel One is well aware about Panayotov's desire to represent Russia at the Eurovision 2020. According to my information, Grigory Leps, Alexander's producer, has already informed the channel's management that Panayotov is completely ready and wants to represent Russia at the Eurovision next year".

"I believe that they need to invite again Philip Kirkorov with his Dream Team and finally send Alexander Panayotov to represent Russia. He has already been waiting a lot for his chance. Every time, some intrigues prevent him from going to this contest. For a long time he is ready to perform at the Eurovision with dignity and most importantly, he desires it passionately. Obviously, the Panayotov and Kirkorov tandem is an ideal option. They should represent Russia at the Eurovision 2020," said Vadim Manukyan in October.

Singer Dima Bilan, who brought Eurovision victory for Russia in 2008, spoke about his possible return to the competition. In an interview with the online program "Alyona, blin!" the singer noted that he supports the idea of ​an open national selection, where the audience will decide on the representative of the country. "If we'd have a popular vote, then I wonder if I have a limit if I attempt go for the third time?", thought Bilan, explaining that with this phrase he "throws in" this idea to the public and fans of the Eurovision, who dream to see their country winning the competition again.

Earlier in May, commenting on the results of the Eurovision 2019, Bilan stated that he wants to return to the contest to break his own record and become a winner again. "Regardless of anything, I think it's really necessary to try for the third time for sure. In order to make a great holiday. Because there are so many fans, people who would like to see me on the Eurovision stage again. There are emotions, this is quite like in a sport, this is PR, and this is a real holiday", - said Bilan.

Leonid Gutkin, co-author of the contest entries of Russia at the Eurovision 2013, 2015, 2017-2018, Moldova at the Eurovision 2016 spoke in MK interview about the recipe for success at Eurovision: "I will share an absolutely subjective opinion and quote Clive Davis, president of the famous company Arista, a historical figure in the sound industry. He was not a musician, but a lawyer and felt music not at the level of notes, but at the emotional level. He always stressed this: "People always care about emotions, they can get it in any language, yet sometimes can not get it even in English being in America, "and he always said that if he feels emotion, then this artist is interesting to him, and this is even more important than any technical characteristics of vocals. The same goes for the Eurovision: it doesn’t matter what language the song is in - the main thing is that the emotion can be read, so that the audience and listeners can get into it. A good example is the Portuguese winner Salvador Sobral, despite the fact that it was absolutely not a commercial song, not made according to the rules of a modern hit, but he was very emotional, sincere, frank. Of course, this was facilitated by the PR story of his illness, but nevertheless, everything came together at the golden section. Let's just say: it was very believable, it was very organic, which is important.

Of course, if a song sounds in some widespread language - English, Spanish, French or even Italian - it is more likely that its message, if any is present there, will be understood by more people. But I do not see any contradiction in the fact that songs in other languages ​​are performed at Eurovision. Many countries, including the Balkan states, quite methodically follow this with varying degrees of success. The only thing I am against is making singing in national language a deliberate pose. Nothing should take the form of some kind of unconditional ultimatum.

I have no reinforced concrete rules in creation of a song: let's say only work with Swedish collaborators, German or Israeli. I'm starting from a song. There are situational stories. The song "A Million Voices" for Polina Gagarina was written in writing camp format, when authors from different countries gather. We have got an international team. In this community, the main principle is one of a collective, rather than individual creativity, and a song sometimes has 8-10 songwriters, moreover from different countries, and sometimes they are not even very familiar with each other. But this is such a format of work. The world is rapidly changing and transforming. I do not see anything reprehensible in this. For my part, this was not done on purpose: if I'd say that I will only write alone, or only with the Swedes. Or with anyone! Or vice versa - without anyone (laughs). The main thing is that there should be some interesting idea... "

Национальный отбор

В интервью RT Главный продюсер музыкальных и развлекательных программ Первого канала и глава делегации России на конкурсе Евровидение Юрий Аксюта рассказал о своей работе с конкурсом и выбором представителя России на него. "Впервые я столкнулся с Евровидением 17 лет назад, когда я работал на радиостанции Европа Плюс продюсером и Константин Эрнст пригласил меня на Первый Канал в качестве комментатора шоу, которое проходило в моем родном Таллине. Уже тогда говорили о том, что этот конкурс заполитизированный, что его время ушло. С тех пор ничего не изменилось. Невероятные рейтинги во всех странах. Как бы его ни ругали или не стебались над ним англичане, каких бы отстойных артистов они туда ни посылали, всё равно конкурс идёт в Англии, и всё это весело, смешно. С комментариями ведущего, который это делает. И во всех странах происходит одно и то же. Количество стран, которые участвуют в конкурсе "Евровидение", за эти годы не уменьшилось — по причине, например, креативности. Оно уменьшается только в том случае, если страны не находят финансовой возможности приехать. Это же дорогое удовольствие. Помимо взносов, которые вы платите за участие в конкурсе, вам ещё надо привезти туда команду, две недели там жить. Просто есть маленькие страны и маленькие телевизионные компании, которые не в состоянии выдержать это финансовое бремя. Только по этой причине. Не будем говорить про Украину и про то, что происходило несколько лет тому назад. Поэтому конкурс продолжает быть очень интересным для всей Европы. Плюс Австралия. Плюс ещё Америка, где его смотрят, но никто не участвует, потому что всё-таки другой континент — для Австралии сделали исключение.

Что касается музыкальности. Этот конкурс никогда не был вокальным. Не забывайте, что, вроде бы, с одной стороны, конкурс артистов, а с другой — он всегда назывался конкурсом песни. Евровидение — это конкурс песни. Поэтому основным действующим лицом этого конкурса является песня. Понятное дело, что песня не может существовать сама по себе, без артиста. А также не может сама по себе существовать (поскольку это телевизионное шоу) без номера, то есть обёртки, оформления этого номера. В совокупности всё это вместе и представляет из себя конкурс "Евровидение". Это уникальный телевизионный формат, существующий уже почти 60 лет. Я ни одного такого формата больше не знаю.

Хотя в уставе "Евровидения" сказано, что приветствуется форма исполнения песни на национальном языке той страны, которую артист представляет. Но для того чтобы было понятно, о чём певец страдает или чем он веселится, нужно, чтобы слова были понятны. Поэтому, если мы будем петь на русском языке, то будем петь только для тех людей, которые русский язык понимают, — то есть для себя и для стран бывшего СССР. Поэтому мы всегда это делаем (поем по английски). Мы хотим разговаривать со всей Европой, со всем миром в данном случае. Поскольку транслируется этот конкурс на весь мир.

Универсального рецепта для победы на конкурсе не существует. Его все пытаются найти, эту формулу счастья, формулу успеха, но никто не находит. Я знаю все шаблоны. Есть такое уже устоявшееся словосочетание "формат Евровидения". Это определённая музыкальная форма, в которой понятно, что это песня для конкурса "Евровидение". На самом деле, всё это глупости, и победу в основном одерживают песни, которые принято называть хитами. Сейчас достаточно сложно создать хит, поэтому их не так много. Музыкальные продюсеры всего мира всё-таки понимают коммерческую стоимость хита. Поэтому, конечно же, они его делают для широкого использования, а не конкретно для конкурса. Потому что всё равно существуют некие ограничения. Для конкурса — это значит, он делается для конкурса, на конкурсе должен засветиться этот хит, эта песня. Точнее, эта песня, которая должна стать хитом. Просто мало достойного талантливого материала, вот и всё. Мало талантливой музыки. Не знаю, по какой причине. Видимо, по причине того, что этот конкурс очень закоммерциализирован и люди как-то начинают готовиться. Песню по заказу написать можно, но сложно. Поэтому пишется песня для участника Евровидения. Она компилируется, придумывается, а не рождается. Вот, наверное, в этом проблема.

Победа состоит из массы нюансов. И не всегда политика, как принято считать, становится виной неудач. Например, мы возили на "Евровидение" Полину Гагарину в самый разгар санкций, и она смогла занять второе место. Причем нам было правильнее стать именно вторыми, потому что в случае победы возникла бы неловкая ситуация. Пришлось бы принимать конкурс у себя (мы, уверен, сделали бы все на высшем уровне, как доказали это после победы Димы Билана), но по политическим соображениям некоторые страны могли бы к нам не приехать. Точнее, спихнули бы все на политику, а не приехали из-за собственных экономических проблем. Полина, на мой взгляд, была лучшей на конкурсе. Но, уверен, ей не стоит больше пытаться штурмовать эту вершину, как это повторно сделал Сережа Лазарев. Иначе человек может вызвать отторжение".

Продюсер также опроверг лейбл Евровидения как гей-конкурса: "Это не так. Фан-клубы многих артистов действительно состоят и в ЛГБТ-сообществе. И не секрет, что в том числе представители этих клубов стоят в первых рядах перед сценой с флагами своих стран. Никто не против. До тех пор, конечно, пока там нет пропаганды гомосексуализма".



Касательно участия России на Евровидении 2020, в интервью ЭГ Аксюта отметил: "У меня есть предложение по этому поводу. И даже альтернатива имеется. Пока это все в голове, но, думаю, уже скоро будем записывать песню". При этом Юрий Аксюта назвал бредом слухи о том, что Россию на конкурсе Евровидение представит Ольга Бузова, заявившая на своем концерте в Москве, что следующую песню на английском языке споет на Евровидении.

Новости

Член экспертного совета по развитию информационного общества и СМИ при Госдуме, блогер Вадим Манукян рассказал о возможной поездке Александра Панайотова на Евровидение. "По данным от моего достоверного источника о желании Панайотова представлять Россию на Евровидении-2020 на Первом канале хорошо осведомлены. По имеющимся у меня сведениям, Григорий Лепс, продюсер Александра, уже сообщил руководству канала, что Панайотов полностью готов и хочет представить Россию на Евровидении в будущем году".

"Я считаю, что нужно снова приглашать Филиппа Киркорова с его Dream Team и наконец-то отправить от России Александра Панайотова. Он уже заждался своего шанса. Каждый раз какие-то интриги ему мешают поехать на этот конкурс. Выступить на Евровидении достойно он уже давно готов и главное, что страстно этого желает. Очевидно, что тандем Панайотова и Киркорова это идеальный вариант. Именно они должны представлять Россию на "Евровидении" 2020 года", - говорил Вадим Манукян в октябре.

Певец Дима Билан, привёзший победу на Евровидении для России в 2008 году, высказался о своём возможном повторном участии в конкурсе. В интервью онлайн-программе "Алёна, блин!" певец отметил, что поддерживает идею проведения национального отбора, где голосовать за участника от страны дают право зрителям. "Если брать народное голосование, то интересно, есть ли у меня лимит, если я поеду в третий раз?", — задумался Билан, пояснив, что этой фразой он "закидывает" эту мысль публике и поклонникам "Евровидения", которые мечтают о том, чтобы их страна снова победила на конкурсе.

Ранее в мае, комментируя результаты голосования на Евровидении 2019, Билан заявил, что мечтает вернуться на конкурс, чтобы побить собственный рекорд и вновь стать победителем. "Независимо ни от чего, я думаю, третий раз надо попробовать обязательно. Дабы устроить праздник. Потому что очень много почитателей, людей, кто хотел бы еще раз меня увидеть на сцене. Это же эмоции, это скорее всего даже спорт, это продвижение, это настоящий праздник", — отметил Билан.

Леонид Гуткин, соавтор конкурсных треков России на Евровидении 2013, 2015, 2017-2018, Молдовы на Евровидении 2016 рассказал в интервью МК о рецепте успеха на Евровидении: "Поделюсь абсолютно субъективным мнением и процитирую Клайва Дэвиса, президента знаменитой фирмы Arista, исторической фигуры в звукоиндустрии. Он был не музыкантом, а адвокатом и очень чувствовал музыку не на уровне нот, а на эмоциональном уровне. На этом он и акцентировал всегда внимание: "Людей всегда волнует эмоция, они ее могут получить на любом языке, а могут и на английском не получить, находясь в Америке", — и всегда говорил, что если чувствует эмоцию, то тогда этот артист для него интересен, и это даже важнее, чем любые технические характеристики вокала. То же самое касается "Евровидения": неважно, на каком языке песня, — главное, чтобы эмоция считывалась, чтобы ею проникались зрители, слушатели. Хороший пример португальского победителя Салвадора Собрала, при том, что это была совершенно не коммерческая песня, не сделанная по закону современного шлягера, но сам он был очень эмоционален, искренен, откровенен. Безусловно, этому способствовала и пиарная история его болезни, но тем не менее все сошлось в точке золотого сечения. Скажем так: это было очень достоверно, он был очень органичен, что важно.

Разумеется, если песня звучит на каком-то широко распространенном языке — английском, испанском, французском или даже итальянском, — больше вероятность того, что ее месседж, если таковой там, конечно, присутствует, будет понятен большему количеству людей. Но я не вижу никакого противоречия в том, чтобы песни и на других языках исполнялись на "Евровидении". Многие страны, в том числе балканские, достаточно методично следуют этому с разной степенью успеха. Единственное, я против шапкозакидательства, чтобы это не принимало характер нарочитой позы. Ничто не должно принимать форму какого-то безусловного ультиматума.

У меня нет железобетонных установок: только, мол, мои шведские соавторы, немецкие или израильские. Я отталкиваюсь от песни. Бывают ситуационные истории. Песня "A Million Voices" для Полины Гагариной была написана в формате writing camp, когда собираются авторы из разных стран. У нас получилась интернациональная команда. В этом сообществе главный принцип коллективного, а не индивидуального творчества, и у песни подчас бывает по 8–10 авторов, причем из разных стран, и они подчас даже не очень хорошо друг с другом знакомы. Но это такой формат работы. Мир быстро меняется и трансформируется. Я не вижу в этом ничего предосудительного. С моей стороны это не делалось специально: дескать, только я буду писать или только со шведами. Да с кем угодно! Или наоборот — без кого угодно (смеется). Главное, чтобы была какая-то интересная задумка…"