[an error occurred while processing this directive]

EUROVISION-KAZAKHSTAN www.esckaz.com/  

Back to front page Назад на главную страницу

Мы предлагаем вам эксклюзивный материал - полную стенограмму пресс-конференции группы "Тату".
Данная информация предоставлена нам газетой "Известия", которой мы очень благодарны - http://www.izvestia.ru/

При использовании данного материала в других источниках не забывайте делать ссылку на правообладателя!

Материал выложен в форме "как есть" - без всяких купюр и комментариев. Стенограмма не содержит формулировок нескольких вопросов, задававшихся из зала, но все ответы Тату и И.Шаповалова приведены полностью.
Выводы вы можете сделать сами.

— Уважаемые коллеги! Сегодня в медиа-центре газеты “Известия” мы проводим пресс-конференцию группы “Тату”. Пресс-конференция посвящена предстоящей поездке группы на конкурс Евровидение-2003 в Латвию. Позвольте представим вам участников и участниц пресс-конференции, которых на самом деле представлять даже и не надо, но тем не менее.

На пресс-конференции присутствуют продюсеры группы Иван Шаповалов, солистки группы Юлия Волкова и Елена Катина. И в пресс-конференции также принимает участие директор дирекции музыкального вещания первого канала Юрий Аксюта, которому я и передаю слово для начала.

— Добрый день, уважаемые коллеги. Мое вступительное слово будет очень кратким, потому что я думаю, что основные вопросы будут к участницам группы “Тату”. От себя могу только сказать, что в этом году было принято решение, что на конкурсе Евровидение-2003, который состоится, как вы наверняка все знаете, в городе Рига, будет участвовать и Россию представлять группа “Тату”.

Решение, насколько я полагаю, достаточно революционное, судя по вашему интересу, который вы проявляется к этому событию. Для нас оно тоже было неспонтанно, потому что мое глубокое убеждение, мнение в том, что на сегодняшний день самое яркое музыкальное явление, которое мы могли бы представить на этом конкурсе, — это группа “Тату”. Абсолютно заслуженно и не только, может быть, за те пира-ходы, которые использует группа в своей собственной раскрутке, в первую очередь за счет оригинального, интересного музыкального материала. Свидетельство тому — грандиозный успех группы во всем мире, включая Японию.

Скажу два слова. Конкурс проводился, отбор, точнее, участников на Евровидение проводился по общепринятым нормам, так же как и в прошлом году и в позапрошлом году. Было прислано огромное количество работ из различных городов России, а также вот наших бывших советских республик. Кстати, какую-то недюжинную активность проявляли прибалты. Были присланы работы из Риги, из Латвии, русскоязычные артисты присылали свои песни. Порядка 500 работ пришли. Мы все это отслушали, отсмотрели, дабы быть честными по отношению к претендентам. И на основании отслушанных работ приняли решение, что все эти работы они не могут принимать участие в конкурсе, они достаточно слабы.

В этом году мы рассчитываем на победу, на мой взгляд, абсолютно заслуженно, и поэтому со своей стороны будем делать все возможное, чтобы участники наши победили. Наверное, все, потому что ехать на конкурс и представлять достаточно слабых артистов с тем, чтобы просто принять участие в конкурсе, на мой взгляд, задача очень глупая и задача, которую первый канал поставил перед собой в этом году, — это победа.

Если будут вопросы, я с удовольствием отвечу.

— Перейдем к вопросам от прессы. Уважаемые коллеги, сейчас вы можете задать вопросы участникам пресс-конференции. Убедительная просьба, называйте издания, которые вы представляете. Прошу вас.

— Немецкая телекомпания…

— Первое, что мы хотим сказать то, что у нас конкурентов нет. А что касается нашего имиджа, я думаю, что это не имидж, мы такие, какие мы есть — везде: и на сцене, и дома, и на улице.

— Вопрос.

— Мы ее не знаем и мы считаем, что она нам не конкурентка. Пусть мы будем конкурентами для кого-нибудь.

— Вопрос.

— Мы этого нигде не говорили.

— мы заранее не обдумываем ничего.

— Вопрос.

— Основной вопрос к Ивану Шаповалову.

— Вчера мы совместно с первым каналом пытались снять что-то, первому каналу нужен рекламный ролик о Евровидении, и была идея, что лучше, чем проход по Красной площади, поддержать “Тату”, это лучший способ поддержать “Тату” — это пройтись по Красной площади, снять это и показать. Но, видимо, Кремль так не считает. И, может быть, я не понимаю, почему не было получено разрешение на проведение съемок на Красной площади. Может быть, военные парады важнее, чем представительство России на каком-то европейском конкурсе. Может, вообще военная концепция важнее для представительства в Европе, чем концепция любви. Не знаю. Но разрешение, как бы там ни было, разрешение не было получено, несмотря на заверения первого канала. А съемочный процесс был уже запущен. Останавливать его я не счел целесообразным, поэтому мы сняли все, что хотели.

— А предварительной договоренности не было?

— Может быть, я добавлю немножко. Так будет проще. Я хочу сказать следующее. Я бы не назвал вчерашний день таким серьезным инцидентом, потому что ничего страшного не произошло. Я туда приезжал, и мы разобрались с ситуацией с УВД. Никаких проблем в общем-то не было. Проблема только одна. Красная площадь представляет из себя, как вы знаете, всережимный объект — очень серьезный, поскольку он находится рядом с резиденцией правительства, с Кремлем, поэтому охраняется, наверное, по самому высокому уровню.

— Особенно от девочек.

— Не от девочек, просто существует определенный порядок. Так вот. Мы подали действительно заявку с просьбой разрешить нам съемки на Красной площади. В виду того, что у нас очень мало времени и очень мало времени до самого конкурса и очень жесткий график у группы, потому что промотуры — Англия, Америка, Япония и так далее — мы были поставлены в очень жесткие рамки. Мы не смогли реально получить это разрешение. Это не значит, что мы его не добьемся. Я вполне допускаю, если у нас будет больше времени, мы могли бы все-таки это разрешение получить. Но сейчас мы находимся в состоянии цейтнота. И, к сожалению, пока это разрешение не было получено. Вот, собственно говоря, и весь смысл, если вы называете это инцидентом, потому что в данном случае уже Ваня, у него есть идеи, которые он хочет реализовать, и у него тоже нет времени на ее реализацию, поэтому все это привело вот к таким, мягко говоря, проблемам.

— Вопрос.

— На что не хватило времени, простите? Сколько, как вы думаете, нужно времени на получение официального разрешения? Я думаю, достаточно одного часа, чтобы как-то договориться.

— К сожалению, это не так. Достаточно одного часа, чтобы договориться с достаточно простыми структурами, Ваня, мы можем договориться за один час и быстро решить этот вопрос. Здесь мы имеем дело с государственными структурами, очень серьезными.

– Во всяком случае, за неделю это нам не удалось.

— К сожалению, нам не удалось. Я хочу еще раз сказать. Это не имеет отношения, конечно, к нашим проблемам, мы сейчас говорим о шоу-бизнесе, о музыке, об искусстве, но политическая обстановка в связи с событиями в Чечне достаточно сложная. Последний террористические акты и так далее, поэтому Москва, как в общем-то и Красная площадь, как режимный объект, они подвергаются такой достаточно жесткой охране — вот и все. Поэтому получить разрешение снимать на Красной площади сложнее, чем где-либо. Вот ответ. И сколько на это времени уйдет? Может уйти неделя, две6 может, месяц. Дело в том, что разговоры по поводу Пола Маккартни велись задолго до объявления его концерта.

— Я думаю, что проблема не в этом, а проблема в отношении. Мы соглашаемся, отказываемся от предложений других фестивалей, чисто из патриотических мотивов участвуем в конкурсе Евровидения, который нам совершенно не нужен, абсолютно. Рассчитывая на поддержку России. Мы это делаем только для России. Нам это не дает ни денег, ни популярности, не поднимает стоимости ни в денежном, ни в моральном выражении, только чисто из патриотических, чтобы вылечить, наконец, Россию от этого комплекса ежегодного унижения, когда вся страна прилипает непонятно к какому конкурсу, и развивается какая-то драматургия, причем уникальная для России. Вот только наш мотив. Мы вправе рассчитывать на поддержку ответную, мы этого не получаем.

— Вопрос.

— Да, я хочу ставить этот материал в ролик, скорее, проморолик, о котором говорит первый канал. А вообще это материал нового клипа, который состоит из съемок в Лондоне, в Москве, в Нью-Йорке и Токио. Плюс шествие на MTV Мюзик и Ворд, это же шествие девочек по залу церемонии. Посмотрим. Собственно, все, откуда эта идея. Хотя мы это делали в контексте поддержки группы “Тату” на Евровидении.

— Вопрос.

 

— Если только девочки родят кого-нибудь. Я не знаю про изменения. Если говорить о бэк-вокалистки, который предполагается вариант участия на Евровидении, это зависит от того, позволяют ли, я еще до сих пор не знаю правила Евровидения, позволяют ли правила Евровидения ставить бэк-вокал в фонограмму, либо это нужно делать в живую. Если бэк-вокал можно вставить в фонограмму, то бэк-вокал будет ….., если бёк-вокал нельзя ставить, то придется……, а ….. “Не верь, не бойся, не проси”. Это должно звучать мощно, поэтому, может быть, будет звучать лучше с поддержкой бэк-вокала. Вот откуда вся эта история. мы там посмотрим, как это будет звучать.

— Вопрос.

— Нет, мы все сняли. Мы сняли пять дублей проходов по мосту. Мы сняли проход до половины Красной площади.

— До того как нам многочисленные машины перекрыли подход.

— Съемочная аппаратура у нас была.

— Вопрос.

— Да, доставили в отделение милиции. Там все стандартно. Отделение милиции. Хамовнический суд и предупреждение.

— Вам лично?

— Да. О чем?

— Попытка организовать несанкционированное собрание.

— Вопрос.

— Мы посмотрим, какой будет зал, какие будут зрители.

— А о чем новая песня, которую вы будете представлять?

— Это криминальный закон — “Не верь. Не бойся. Не проси”.

— Вопрос.

— Вот на Евровидении услышите.

— Песня “Не верь. Не бойся. Не проси” — это те слова, которые нужны сейчас России. Это слова, которые обращены к самому себе. Верить нужно себе. И не бояться.

— И не просить.

— Одну фразу…

— А вы не слышали песню?

— Вопрос.

— Можно.

— Пусть Ваня вам споет.

— Сыграйте музыку.

— Вопрос.

— Вроде вообще все нормально.

— Хотите, чтобы мы концерт здесь устроили?

— На Евровидении вы все услышите.

— Да, в живую.

— А диски уже вышли?

— Конечно, да.

— Вопрос.

— 26 числа.

— 27 там концерт мая.

— 26 вечера мы вылетаем в город Франкфурт-на-Майне.

— Это будет турне или один концерт?

— Это будет один концерт, но мы не знаем, в каком городе.

— В Сарнбрукен.

— Нет, в связи, концерты по Германии были сокращены в связи с MTV… Видео Ворд. Планировалось пять, но в связи с церемонией Мюзик Ворд договорились о двух.

— Вопрос.

— В Сарнбрукен, 27 числа там будет концерт.

— Вопрос.

— В Лондоне мы отсняли очень хороший материал из Лондона, без всяких инцидентов и без всяких разрешений. Просто взяли и сняли двухэтажный автобус, посадили девочек, проехали по всему Лондону, где надо, выходили, где надо снимали, где надо договаривались — все хорошо.

— И в Нью-Йорке?

— В Нью-Йорке еще не было съемок, будут, был только Лондон и Москва.

— Вопрос.

— В кадре Биг Бэн будет.

— То есть никаких там не было?

— Никаких там не было.

— Вопрос.

— Очень много фильмов, сейчас даже названия этих фильмов не помню, но очень многие понравились.

— ….актриса у меня и певица в одном лице.

— Два в одном.

— Вопрос.

— Нет. Это может быть только, мне кажется, в России, в Москве, в родном городе.

— Пока нет, да.

— Не пока, а вообще.

— Вчера, судя по времени этого инцидента, представители модельного агентства….., девочки, которые участвовали в съемке, они говорили, что они собираются с вами очень сильно ругаться, что вы им не заплатят денег, чтобы таких съемок не было. Вы сейчас говорите, что съемки были, как это можно объяснить.

— Представители модельных агентств были отпущены.

— Их с середины дня отпустили. Они отказались сниматься и ушли. Сказали нам: хватит, все. Хотя съемки никто не отменял и пришлось провести экскурсию.

— Они просто разозлились на то, что прождали полдня. Это же шоу-бизнес, это работа. А они просто посередине дня взяли и ушли.

— Короче, в какой-то деревне Фряново была экскурсия, мы увидели девочек, которые стали нас фотографировать. Я говорю: “Девчонки, хотите с клипе сниматься”. Они ответили: “Да, да, хотим, хотим”. Чисто случайно их учителя переодевали, у нас была с собой форма.

— Экскурсионный автобус со школьниками и сняли клип. В то время, как модельное агентство просто отказалось сниматься.

— Операторы, кстати, тоже отказались снимать. Мы взяли, кто был рядом…. Японцы дали камеру какую-то, еще дали камеру.

— Как у меня?

— Нет.

— Во сколько все это было?

— В районе 6 вечера. Как раз солнце село, свет был хороший.

— Иван, по поводу вчерашнего. Уточняющий вопрос, ИТАР-ТАСС Ковалев Александр. Вы упомянули, что модельное агентство не было задержано, а кто-то был задержан?

— Нет, мы не говорили, что были задержаны. Я могу ответить только за себя.

— Составлялся протокол?

— Отделение ОВД “Китай-город”. Потом Хамовнический суд вынесли предупреждение. Вот собственно и все.

— А фанатки говорили, что они были тоже задержаны?

— Нет, я не слышал, что кто-то был задержан еще.

— Просто им хотелось к тебе, Вань. Самое интересное побывать в отделение, посидеть на суде.

— Вопрос к Шаповалову.В мае было опубликовано сообщение о скандалах, связанных с “Тату”, особенно в зарубежной прессе. Практически каждый день. Это у вас… или скандал запланированный?

— Просто 9 мая мы хотели сделать парад Победы, но решили , что до “Евровидения” это будет рано. Поэтому 9 мая ничего не было. А перед этим мы были в Лондоне.

— Да, там вы успели изнасиловать журналистку, что-то еще там было.

— Это все вокруг нас постоянно.

— То есть мы все время кого-то насилуем.

— Кстати, англичане больше все бояться, они путают андеречсекс и насилием. Это основная проблема англичан. Так — они очень милые люди. Просто бояться. Они законсервированы в этом острове и отсюда многие проблемы. А так все хорошо.

— Первый канал. Вы сказали, что ……

— Я не думаю, что громкий скандал может быть для нас важнее. Просто для нас не так важна победа, как участие. Извините за олимпийский принцип.

— Вы собираетесь иммигрировать?

— Зачем, нам и здесь хорошо живется.

— В чем это выражается?

— В том, что мы участвуем в конкурсе “Евровидения”.

— “Маяк” радио. Скажите, пожалуйста, ….. процесс подготовки, последняя ведь неделя осталась. Что сейчас самое главное осталось сделать, может быть зашлифовать что-то? Еще куда-то съездить, что-то снять? Что сейчас самое главное в последние дни перед конкурсом?

— Не верить, не бояться, не просить.

— То, что и в остальные дни самое главное.

— То есть?

— Любить друг друга.

— Какая-нибудь особенная подготовка есть?

— Нет, никакой особенной подготовки нет.

— То есть все уже готово?

— Все уже три года как готово. Мы всегда готовы.

— Вы знаете, что автором лозунга “Не бойся, не верь, не проси” является …… политический заключенный.

— Серьезно? Кто конкретно. Для меня эти слова являются верой в себя. Только. Эти слова нужны России сейчас больше, чем что бы то ни было.

— Они нужны каждому россиянину.

— Я думаю, да.

— Вопрос.

— Мне кажется, что немножко Иван лукавит. Мы с ним на эту тему очень много разговаривали. У нас была такая возможность в процессе подготовки. Я действительно уверен в победе. На мой взгляд, сейчас произойдет самое главное, некая проверка вот этого конкурса, музыкального форума на объективность. Это конкурс “Евровидения”. И участники конкурса заявляют о том, что конкурс абсолютно объективный и реальное телефонное голосование, которое проходит в странах-участницах, оно как раз и позволяет, соответственно, артисту либо подняться, либо опуститься. Учитывая тот успех, который имеет группа сегодня в Европе, я нисколько не сомневаюсь, что телевизионная аудитория проголосует именно за наших участников. Если этого не произойдет, тут я могу как-то заподозрить в необъективности мягко говоря. Выражая свою личную точку зрения думаю, что и канал к ней тоже присоединиться. Я человек на канале новый и для меня это очень важный процесс, потому что я очень рассчитываю на победу. И для этого мы сделали все возможное. Мы можем, если дадите немножко времени, пластинку сюда принесут и мы дадим вам послушать. Я уверен, что это хит. Мне очень многие люди из шоу-бизнеса говорили, что это не формат Евровидения, но я считаю, что как раз удивить и победить можно только тем, самым неформатом, той самой какой-то оригинальной идеей и оригинальной ее реализацией этой идеи, которая предложит группа “Тату”.

— Из зала.

— Так это и хорошо как раз. Абсолютная возможность совмещать. Потому что я общался с несколькими своими зарубежными коллегами и все восприняли участие “Тату” как абсолютно правильный шаг 1 Канала, абсолютно правильный шаг с точки зрения стратегии и тактики в этой борьбе на Евровидении. И более того, все говорили: это правда, что “Тату” едет на Евровидение? Задавали два месяца тому назад, когда это не очень широко освещалось в прессе. Они отвечали как привычка: Вау. Вот этим Вау выражается все — наверное, одобрение, восторг, я не знаю.

— Уважаемые коллеги, на этом мы заканчиваем нашу пресс-конференцию, разрешите от лица журналистского сообщества России пожелать девушкам “Тату” успеха на конкурсе “Евровидения”.

— Спасибо всем огромное.

В тот же день группа Тату и И.Шаповалов дали интервью на Радио "Эхо Москвы". Выдержки из этого интервью, касающиеся конкурса Евровидение вы можете найти на нашей странице "Россия"